Эдипальный период

Эдипальный период

Моя дочь приходила из садика и говорила: «А мальчики-то другие! У них пися, как голова слона. Слон внутри застрял, а хобот и уши снаружи остались»)). Это возраст, когда различия становятся интересны.

Как понять, что ребёнок в эдипальном возрасте? Когда начинает интересоваться половыми органами: что у кого, какое? «У мамы тити большие, а у папы совсем нет, они только у тётенек». Если ребёнок спит в своей кровати, то появляется желание спать со взрослыми: «Я к вам приду», «Ой, мама, а у тебя титя из ночнушки выпала», «А почему ты спишь голенькая?» Появляется такое любопытство, будто маленькие, а на самом деле всё уже понимают. Начинают нарушать границы: «Хочу с тобой купаться», «Дай посмотрю, как ты писаешь». Проявляют интерес к тому, кто на ком поженится: «Папа на маме, дядя на тёте, а я на ком?» Определяется ребёнок с тем, кто он, мальчик или девочка, и что это значит, в течение нескольких лет. И постепенно ребёнок будет вас расспрашивать о том, что ему интересно. Отвечайте только на тот вопрос, который ребёнок задаёт.

— «Мама, как я родился?»

— «А как ты думаешь?»

— «Ты меня народила»

— «Правильно, я тебя народила».

Если этого ответа достаточно, остановитесь. Через полгода ребёнок спросит что-нибудь ещё, тогда отвечайте на новый вопрос. Подробности ребёнку не нужны, если он не уточняет.

Ребёнок идентифицируется по полу с одним из родителей. При правильной идентификации мальчик берёт пример с папы, а девочка с мамы. Но бывает по-другому. Например, мальчик понял, что он мальчик, но ему это не понравилось, потому что в семье только женщины: бабушка, мама, сестра. Мужиков не принимают, не любят. Не хочется мальчику быть мальчиком, если мужиков ругают, говорят, что все они козлы. Мальчик знает, что он будущий мужчина, но с этим не согласен. Бывает, что ребёнок делает неверный вывод, и девочка, например, решает, что она мальчик. Тогда нужно помогать деткам, подчёркивать: «Ты девочка, ты как мама. Ты мальчик, ты как папа».

Эдипальный период проходит любой человек. Это нормальный естественный процесс. Полезно подумать о том, как прошёл ваш эдипальный возраст, потому что это сильно отражается на том, какая у вас семья, каких партнёров вы выбираете: женатых/неженатых, ровесников/с большой разницей в возрасте и т.д.
Любой ребёнок, и мальчик, и девочка, стремится к любви первичного объекта – матери. У мальчиков логическая цепочка достаточно ясная: «Я – мальчик, мама – девочка, значит, я на ней женюсь». А у девочек есть проблема – они с мамой одного пола. Тогда девочка совершает психологический кульбит, становится пацанкой, играет в мальчика. А когда мать её в таком образе отвергает, пытается соблазнить отца назло матери: «Не захотела меня любить как мальчика? Тогда я для папы стану самой прекрасной».
У мальчиков четыре различных выхода из Эдипа, из которых только один правильный. А у девочек таких выходов 14. И из них правильный тоже только один. Вероятность пойти по неправильному пути у женщин выше. Мальчикам проще пройти эдипальный период, им не нужно совершать психологических кульбитов. Поэтому с психологической точки зрения стать полноценным мужественным мужчиной проще, чем полноценной женственной женщиной. Не зря так популярны семинары и тренинги о развитии женственности.
А о том, как проходит эдипальный возраст у мальчиков и у девочек, поговорим в следующих статьях.

доктор медицинских наук (Dr. med.), профессор,
отделение психиатрии, медицинский факультет.
Университет имени Диего Порталеса.
Чили, Сантьяго-де-Чиле, Проспект Ла Пас, 841
e-mail: odoerrz@gmail.com

В статье приводится доклад автора на конференции, посвящённой Мелани Кляйн и проблеме Эдипова комплекса (Лондон, 1987). Являясь представителем группы посткляйнианских аналитиков, автор уделяет большое внимание исследованию бессознательных фантазий, которые, по её мнению, лежат в основе всех психических процессов. Задача, которую автор ставит перед собой, заключается в предельно ясном толковании бессознательных фантазий, возникающих в процессе переноса и контрпереноса. Развивая идеи З. Фрейда и М. Кляйн, автор показывает, что прохождение через эдипальный период может быть настолько тяжёлым для маленького ребёнка, что он будет стараться избежать его. Причиной тому может служить, к примеру, депрессия в раннем детстве. Уже во взрослом возрасте такой пациент стремится защитить себя и сохранить Эдипов комплекс невидимым, что существенно усложняет работу аналитика. Автор подчёркивает, что это вовсе не означает, что комплекс отсутствует, он присутствует в виде угрозы, против которой и направлена защита. Какой эффект имеет невидимый Эдипов комплекс, в клинической практике можно увидеть на примере двух историй, подробно изложенных в статье.

Читайте также:  Крем с вазелином в домашних условиях

PSYCHOANALYTICAL ANTHROPOLOGY

Edna O’SHAUGHNESSY

psychoanalyst, Member of the Melanie Klein Trust,
Distinguished Fellow and Training

and Supervising Analyst of the British Psychoanalytical Society.
Heath Hurst Road,

22, Лондон, Великобритания
e-mail: ednaos@btinternet.com

The article provides O’Shaughnessy’s paper presented at the conference dedicated to Melanie Klein and the problem of the Oedipus complex (London, 1987). As a representative of a group of post-Kleinian analysts the author pays great attention to the study of unconscious fantasies, which in her opinion are the basis of all psychic processes. The author makes her mission to give a very clear interpretation of the unconscious fantasies that arise in the process of transference and countertransference. Developing the ideas of Freud and Klein, the author shows that going through the oedipal period can be so threatening to a young child that he will try to avoid it. This might be caused, for example, by depression in early childhood. Even as an adult such patient seeks to protect himself and keep the Oedipus complex invisible, which significantly complicates the work of the analyst. The author emphasizes that this does not mean that the complex is absent, it is still present in the form of a threat against which the defense is made. The effect of the invisible Oedipus complex in clinical practice can be seen in two stories described in the article.

Svetlana Khuchua

Все просто и незатейливо: мое счастье — в моих руках

Фрейд:
«Первым эротическим объектом ребёнка является питающая его материнская грудь, любовь возникает в связи с удовлетворением потребности в питании. Конечно, вначале ребёнок не отличает грудь от своего собственного тела. Когда она отделяется ребёнком от своего тела, передислоцируясь «вовне», так как уж слишком часто ребёнком обнаруживается её отсутствие; тогда грудь берёт с собой в качестве «объекта» часть (первоначально нарцизной) либидозной оккупации. Позднее этот первый объект дополняется до персоны матери, которая не только кормит, но и заботится, вызывая у ребёнка некоторые другие, как приятные, так и неприятные, ощущения в теле. Проявляя заботу о теле ребенка, мать становится его первой соблазнительницей. В обоих отношениях коренится своеобразное, ни с чем не сравнимое, остающееся в течение всей жизни неизменным значение матери в качестве первого и сильнейшего объекта любви –у представителей обоих полов. При этом филогенетическая обусловленность настолько сильно берёт верх над персональными случайными переживаниями, что не имеет значения, сосёт ли ребёнок грудь или питается из бутылочки, никогда не наслаждаясь нежностью материнской заботы. В обоих случаях развитие ребёнка идет по одному и тому же пути, правда, в последнем случае тоска по матери может стать сильнее. Даже если ребёнок будет питаться материнской грудью, то долгое время после отлучения от неё он всё равно будет убеждён, что всё закончилось слишком рано и было явно недостаточным.
Знание этого необходимо, чтобы более чётко представить интенсивность Эдипова комплекса. Когда мальчик (в период с 2 до 3 лет) вступает в фаллическую фазу развития либидо, то он начинает испытывать наслаждение от своего полового члена и научается по своему желанию обострять ощущения посредством мануального раздражения, превращаясь в фантазиях в любовника матери. Он желает обладать ею физически в той форме, которая подсказана ему его наблюдениями и предположениями о сексуальной жизни. Ребёнок пытается соблазнить мать, показывая ей свой мужской член, обладанием которым он гордится. Говоря другими словами: рано пробудившаяся мужественность мальчика пытается заместить во взаимоотношениях с матерью отца, которому ранее он завидовал из-за его физической силы и приписываемого ему авторитета. А теперь отец становится соперником, стоящим на его пути, с которого мальчик стремится его убрать. В отсутствии отца мальчику удаётся разделять постель с матерью, а после его возвращения становиться изгнанным, мальчик глубоко переживает при исчезновении отца – удовлетворение, а при его возвращении – разочарование. Это составляет материал Эдипова комплекса, который переводит греческую сагу из фантазийного мира ребёнка в якобы существующую реальность. В нашей культуре Эдипову комплексу уготовлен ужасный конец.
Матери прекрасно понимают, что сексуальное возбуждение ребёнка относится к их собственной персоне. В какой-то момент они начинают догадываться, что не стоит поощрять сексуальную активность ребёнка, считая себя обязанными запрещать сыну мануальную активность со своим членом. Правда, запрет этот мало помогает, самое большее, приводя к модификации стиля самоудовлетворения, пока мать не обращается к самому сильнодействующему средству, она угрожает оторвать вещь, из-за которой сын оказывает сопротивление. Обычно мать смещает реализацию угрозы на отца, чтобы всё выглядело ещё ужаснее. Она расскажет обо всём отцу и тот отрежет член. Интересно то, что эта угроза действует лишь тогда, когда до этого и после этого соблюдается другое условие. Ребёнку кажется совершенно немыслимым, что может произойти нечто подобное. Но если при высказанной угрозе ребёнок может припомнить вид женских гениталий или вскоре после угрозы их увидит, гениталии, в которых отсутствует такая чрезмерно ценная часть тела как пенис, тогда мальчик начинает верить в серьёзность угроз, и переживает, подпадая под воздействиекастрационного комплекса, сильнейшую травму в своей юной жизни. (Кастрацию мы встречаем и в саге об Эдипе, так как выкалывание глаз, которым Эдип наказывает себя после открытия тайны своего преступления, в связи с данными интерпретации сновидений является символическим эрзацем кастрации. Нельзя исключать и того, что в испытываемом необычайном ужасе от угроз виновны также филогенетические следы памяти о жизни в доисторической семье, так как в древности ревнивый отец действительно лишал сына гениталий, если тот становился его соперником в отношениях с женщинами. Древнюю традицию обрезания, являющегося ещё одним замещающим символом кастрации, можно понимать лишь как проявление принятия воли отца (см. ритуалы примитивных народов для подростков, вступающих в период половой зрелости). Пока не исследовано то, каким образом проявляется ход событий у народов и культур, которые не подавляют детскую мастурбацию.)Воздействия угрозы кастрацией разнообразны и необозримы, они отражаются на любых отношениях мальчика к матери и отцу, а позднее и вообще в отношениях с женщинами и мужчинами. Чаще всего мужественность мальчика не выдерживает этих первых потрясений. Чтобы спасти свой половой член, мальчик в большей или меньшей степени отказывается от обладания матерью, часто его половая жизнь на все времена оказывается обременённой запретами. Если у мальчика были в наличии сильно выраженные женские компоненты, то в результате пережитой угрозы они усиливаются ещё больше. Он начинает проявлять по отношению к отцу пассивную установку, которую приписывал матери. Из-за угроз мальчик вынужден отказаться от мастурбации, но только не от сопровождающей её фантазийной деятельности. Причём фантазии, становясь теперь для ребёнка единственной формой сексуального удовлетворения, скорее ещё более активируются. Хотя в фантазиях мальчик продолжает идентифицироваться с отцом, одновременно, а возможно и чаще идентификация происходит с матерью. Дериваты и продукты метаморфоз ранних онанистических фантазий добиваются для себя доступа в появляющееся позднее Я, участвуя в формировании характера. Независимо от такой формы усиления женственности страх и ненависть по отношению к отцу существенно увеличиваются. А одновременно мужественность мальчика отступает назад, приобретая форму упрямства по отношению к отцу, упрямства, которое неизбежно сказывается на позднейшем поведении в человеческом обществе. В качестве реликта эротической фиксации на матери часто обнаруживается чрезмерная от неё зависимость, проявляющаяся позже в форме подчинённости женщине. Мальчик больше не отваживается любить мать, но и рисковать отвергнуть её любовь он тоже не осмеливается, так как боится попасть в опасную ситуацию из-за выдачи матерью его секретов отцу, который подвергнет сына кастрации. Вся гамма переживаний вместе с их предпосылками и последствиями, из которых мы упомянули лишь некоторые, подлежит самому энергичному вытеснению. В соответствии с законами бессознательного, царящими в Оно, все активировавшиеся тогда конфликтующие друг с другом реакции и чувственные побуждения сохраняются в бессознательной сфере. Они готовы позднее, после пубертатного периода, мешать формированию Я. Когда соматический процесс сексуального созревания оживляет заново, казалось бы, уже преодолённые прежние фиксации либидо, сексуальная жизнь оказывается парализованной, разобщённой, распавшейся на конфликтующие друг с другом стремления.
Конечно, воздействие на зачаточную сексуальную жизнь мальчика угрозы кастрации не всегда имеет такие опасные последствия. А впрочем, количество причинённого и предотвращённого вреда зависит от количественных соотношений. Такое положение дел, в котором можно усматривать центральное переживание детских лет, наибольшую проблему детства и опаснейший источник позднейших провалов, настолько основательно вытесняется, что его реконструкция в аналитической работе наталкивается на самое решительное недоверие со стороны взрослых пациентов. Отторжение заходит столь далеко, что любое упоминание о предосудительном предмете игнорируется, искажая любые ассоциативные цепочки с ним посредством поражающей интеллектуальной слепоты. Так, например можно услышать возражения, что сага о короле Эдипе вообще ничего общего с конструкциями анализа не имеет, так как это совершенно другой случай, ведь Эдип же не знал, что встретился с отцом, которого убил, и с матерью, на которой женился. Такие критики не замечают, что в творчестве писателей при написании поэтического произведения неизбежна установка подобного рода, ничего чуждого она не привносит, а только умело использует существующие в данной теме моменты. Незнание Эдипа оказывается законным намёком на бессознательное, в котором пребывают прежние переживания у взрослых людей, а предсказание оракула, делающего героя безвинным, говорит о неизбежности судьбы всех сыновей, осуждённых пережить Эдипов комплекс. Психоанализ также показал, насколько легко разрешается загадка другого поэтического героя, изображённого Шекспиром – Гамлета, отличающегося чрезмерной нерешительностью. Достаточно указать на Эдипов комплекс. Так как принцу не удаётся справиться со своей задачей, он наказывает другой объект, не адекватный материалу его Эдиповых желаний. Принципиальная таинственность литературного мира показывает, насколько сильно масса людей готова к тому, чтобы придерживаться своего инфантильного вытеснения. (Имя Вильям Шекспир, вероятно, является псевдонимом, за которым скрывается неизвестное нам лицо. Так авторство Шекспировских произведений приписывается Edward de Vere, Earl of Oxford . Ещё в детстве он потерял горячо любимого, обожаемого отца и отрёкся от матери, которая довольно скоро после смерти мужа вступила в новый брак.)

Читайте также:  Кашель после ингаляции с пульмикортом

Ещё более чем за столетие до появления психоанализа француз Дидро убедительно показал значение Эдипова комплекса, выявив различие между первобытными и культурными временами. Могу сказать, что если бы заслугой психоанализа было одно только открытие вытесненного Эдипова комплекса, то этого было бы достаточно для того, чтобы считаться ценным культурным явлением в истории человечества.
Воздействие кастрационного комплекса на маленьких девочек более однообразно, но не менее радикально. Естественно, что им не приходится бояться потери пениса, зато приходится переживать из-за того, что они им не обладают. С самого начала девочки завидуют мальчикам за то, чем те наделены природой, можно даже сказать, что всё развитие девочек проходит под знаком зависти к пенису. Вначале девочки предпринимают безуспешные попытки сравняться с мальчиками, а позднее – усилия (причём с гораздо большим успехом) компенсировать свой дефект, что, в конце концов, может привести к нормальной женской установке. Когда девочка, находящаяся в фаллической фазе, пытается, как и мальчик, добиться наслаждения посредством мануального раздражения гениталий, она редко достигает достаточного удовлетворения, расширяя впечатление о неполноценности своего рудиментарного пениса на всю свою персону. Как правило, вскоре девочка отказывается от мастурбации, так как не желает, чтобы что-нибудь напоминало о превосходстве брата или товарища-мальчика по играм; девочка начинает вообще игнорировать сексуальность.
Когда маленькая женщина сохраняет своё первоначальное желание стать «пацаном», то в экстремальных случаях это завершается манифестной гомосексуальностью, а обычно проявляется преобладанием мужских черт в дальнейшей жизни, выбором мужской профессии и т. д. Другой путь идёт через отделение от матери, которую, испытывая зависть к пенису, дочь не может простить за то, что та послала её в мир, недостаточно хорошо сформировав. Испытывая злобу, девочка отказывается от матери и замещает её в качестве объекта любви другой персоной – отцом. Последующей реакцией на потерю любимого объекта является идентификация, причём объект этот замещается внутри психики посредством идентификации. Этот механизм превосходно помогает маленькой девочке. Привязанность к матери преодолевается посредством идентификации с ней. Дочурка ставит себя на место матери, что в играх она делала и прежде, стараясь заместить мать во взаимоотношениях с отцом. Прежде любимую мать дочь ненавидит по двум мотивам: из-за ревности и из-за обиды за обделённость пенисом. Новым в отношениях к отцу вначале является желание располагать пенисом, а завершается желанием получить от отца в качестве подарка ребёнка. Таким образом, вместо желания обладать пенисом возникает желание иметь ребёнка.
Интересно, что взаимоотношения между Эдиповым и кастрационным комплексом у женщины формируются совершенно иначе, и даже противоположно ходу событий у мужчин. Как мы знаем, у последних Эдипов комплекс завершается при появлении угрозы кастрации, а у женщин, наоборот, обнаружение отсутствия пениса приводит к Эдипову комплексу. Менее неблагоприятное воздействие на женщин Эдипов комплекс оказывает тогда, когда они наделены женственной установкой (что иногда называют «комплексом Электры»). В таких случаях женщина выбирает будущего мужа похожим на отца, с готовностью подчиняясь его авторитету. А неутолимая страсть к обладанию пенисом может быть удовлетворена тем, что любовь к органу дополняется любовью к его носителю, наподобие метаморфозы, происходящей при переходе от любви к материнской груди к любви ко всей персоне матери».

Читайте также:  Болит пупок что это может быть у женщин

Отсюда.

Ссылка на основную публикацию
Шишка на задней стенке влагалища
Влагалище — орган женской репродуктивной системы, который представляет собой канал, соединяющий шейку матки с вульвой (наружными женскими половыми органами). Его...
Шампиньоны энергетическая ценность в 100 гр
Шампиньоны содержат 3,3 г углеводов в 100 г продукта, это примерно 46% всей энергии из порции или 13 кКал ....
Шанс беременности во время овуляции
Овуляция и зачатие – это два взаимосвязанных процесса. В процессе овуляции яйцеклетка выходит из ткани яичника и мигрирует в матку...
Шишка на затылке у основания черепа
Причиной шишки на затылке могут быть травмы, кисты, жировые отростки, воспаленные волосяные фолликулы, и костные шпоры. В некоторых случаях –...
Adblock detector