Эйфория алкогольная

Эйфория алкогольная

Алкоголизм – хроническое психическое расстройство, сопровождающееся формированием синдрома зависимости от этанола, приводящее к тяжелым заболеваниям всех органов и систем, а так же тяжелым необратимым психическим расстройствам.

Почти весь поступающий в организм алкоголь подвергается полной трансформации. Главная роль в процессе дезинтоксикации алкоголя в организме принадлежит нашей печени, до 90% алкоголя окисляется в печени, остальной алкоголь перерабатывается в легких, почках. Только 5% алкоголя выводится из организма в неизменном виде. С помощью фермента алкогольдегидрогеназы этанол превращается в ацетальдегид, яд, который обладает токсическим действием, в первую очередь, на головной мозг.

При поступлении алкоголя в организм в небольшой дозе проявляется его успокаивающее, противотревожное действие. Оно характеризуется уменьшением напряжения и тревожности у человека, сопровождается появлением эйфории, повышением коммуникабельности. По мере увеличения дозы принятого алкоголя развивается процесс угнетения нервной системы, который распространяется на все структуры головного мозга, контролирующие все психические процессы. Затем легкое угнетение быстро переходит в коматозное состояние. Тяжесть состояния зависит от количества принятого алкоголя и длительности токсического действия. Смертельная доза этанола при однократном приеме составляет от 4 до 12 г/кг массы тела (в среднем 300мл 96% этанола).

Токсическое действие на желудочно-кишечный тракт

Длительное употребление алкоголя ведет к возникновению эрозивно-геморрагического поражения слизистой желудка, тонкого кишечника. Развитие диареи ведет к нарушению всасывания витаминов и микроэлементов. В дальнейшем эрозии ведут к развитию язвенной болезни, прободению язв, желудочно-кишечным кровотечениям. Язвенная болезнь очень часто у пациентов с длительным употреблением этанола ведет к развитию онкологического заболевания.

Токсическое действие на нервную систему

Токсическая энцефалопатия – это комплекс психических, мозжечковых, экстрапирамидных и вегетососудистых расстройств. Проявляется в утрате контроля над ситуацией, ослабление внимания, восприятия, речи, координации движений, снижение болевой и температурной чувствительности. Пациенты становятся безвольными, постепенно рассеянными, глупо шутят, грубеют эмоции.

Нарушение дыхания

Острая дыхательная недостаточность вызвана нарушением функции дыхания – западение корня языка, аспирация рвотными массами, бронхоспазм. Может развиться отек легких.

Алкогольное повреждение сердца

Поражение сердца при алкоголизме протекает в виде нарушений ритма сердца, фибрилляции, аритмии, нарушение микроциркуляции в сердечной мышце, изменение сократительной способности, что ведет к хронической сердечной недостаточности.

Алкоголизм как любое другое заболевание проходит ступени развития, это процесс ведущий к гибели, распаду личности, слабоумию, смерти.

Основные признаки начальной стадии

Первичное влечение к алкоголю – это потребность в приеме опьяняющей дозы спиртных напитков для достижения эйфории, получения необычных ощущений или снятия субъективно неприятного психического состояния, обусловленного воздержанием от алкоголя. Т.е. признак насыщения алкоголя, но необязательность, т.е. может подавить желание собственными усилиями. Употребление опьяняющих доз становится основным средством для общения окружающими, они считают, что «имеют право» на употребление спиртного. Не смотря на неприятности на работе, в семье он неоднократно обещает прекратить пьянство, но продолжает употребление спиртного. Влечение к опьянению имеет навязчивый характер. Наряду с этим повышается устойчивость к действию алкоголя, в 2-3 раза. Существенным признаком является и утрата (защитного) рвотного рефлекса.

Постепенно меняется и характер опьянения: эйфория сменяется злобным настроением, буйством, агрессией. В алкогольном опьянении совершается большая часть правонарушений с тяжелыми и необратимыми последствиями.

Характерным для начальной стадии является появление амнезий. Утрата памяти на отдельные периоды употребления алкоголя, проснувшись человек не помнит, что произошло, как оказался дома.

Для начальной стадии характерна утрата количественного и ситуационного контроля потребления спиртного. После первой же принятой дозы алкоголя, даже самой незначительной рюмки вина, водки, пива у алкоголика возникает практически непреодолимое влечение к приведению себя в состояние опьянения, он продолжает пить, пока не напьется до выраженного опьянения, а именно до физической невозможности дальнейшего потребления спиртного. Ситуационный контроль – это способность определять, в каких ситуациях употребление спиртного непозволительно. При формировании 1 стадии хронического алкоголизма, когда утрачивается количественный контроль и пьющий осознает, что, начав пить, он не сможет остановиться, напьется и будет себя вести непристойно. Он будет стараться избегать ситуации, когда его пьянство может быть обнаружено, из-за чего пьет в постоянно пьющей компании, со случайными собутыльниками, дома. В гостях или местах, где напиваться непозволительно, он ограничивается минимальной дозой, а в кругу постоянных собутыльников «отводит душу».

В 1 стадии постепенно прогрессируют изменения личности. Одним из основных интересов личности становится создание ситуации для выпивки: организация повода, поиск средств, покупка спиртного. У значительной части больных при 1 стадии выявляются колебания настроения от депрессивного до тоскливо-злобного.

Итак, первая стадия характеризуется утратой контроля за количеством употребляемого спиртного, первичным патологическим влечением к алкоголю, регулярными однократными выпивками, нарастающей устойчивостью к алкоголю, ситуационно обусловленными периодами пьянства. Продолжительность 1 стадии от 1-4 до 5-6 лет и более.

Хронический алкоголизм 2 (развернутой) стадии

Устойчивость к алкоголю во второй стадии продолжает нарастать и достигает на второй стадии болезни максимума. Достигнув максимума, она держится на этом уровне в течение нескольких лет.

Главным признаком 2 стадии является формирование и становление алкогольного абстинентного синдрома, основными проявлениями которого являются вегетативные, соматические, неврологические и психические нарушения, возникающие с началом протрезвления и снимаемые алкоголем. О наличии уже второй стадии можно судить по повторному употреблению спиртному на следующее утро после алкогольного эксцесса – «опохмел».

При алкогольном абстинентном синдроме наблюдаются:

— Общесоматические проявления: слабость, резкая потливость, дрожание рук, языка, век, головы, повышение температуры, тахикардия (сердцебиение), повышение артериального давления, одышка, неустойчивая походка.

— Психические нарушения: нарушения засыпания, поверхностный сон с частыми пробуждениями, пониженное настроение, чувство тревоги, пугливость. Сновидения нередко мучительные, яркие, подвижные. При более тяжелых формах могут развиваться судорожные припадки.

— Изменения личности продолжают усугубляться, появляется лживость, эгоцентризм, игнорирование интересов близких, грубый юмор, пошлые шутки, часто резко меняющееся настроение, превалирует злобность, гнев, недовольство, неприязнь.

— Алкогольные психозы являются наиболее тяжелыми и опасным проявлением алкоголизма. Для второй стадии хронического алкоголизма характерны острые алкогольные психозы – алкогольный делирий, галлюциноз, реже алкогольные параноиды.

Хронический алкоголизм 3 (конечной) стадии

3 стадия болезни – это прорыв защитной системы организма. Для конечной стадии характерны качественно новые симптомы, определяемые выраженной в этой стадии токсической энцефалопатией, глубоким поражением внутренних органов, обменных процессов, приводящих к ослаблению защитных механизмов. Личность как правило распадается, основной потребностью становится алкоголь, нет ценностей семейных, нет ответственности за близких. Алкоголик перестает следить за своим внешним видом, он становится ради алкоголя совершать правонарушения. Устойчивость к алкоголю снижается, так небольшая доза 50-100 мл приводит к сильному опьянению.

Установление диагноза хронического алкоголизма является ответственным решением врача, врачебной комиссии. Предлагаем вам пройти тест на диагностику алкогольной зависимости.

Тест

1. Вы думали когда-нибудь о том, чтобы уменьшить количество употребляемого алкоголя (наркотических веществ)?

2. Испытываете ли Вы раздражение, когда люди критикуют Вас за пьянство (употребление наркотиков)?

3. Вы испытывали когда-нибудь чувство вины по поводу чрезмерного употребления алкоголя (наркотиков)?

4. Вы когда-нибудь употребляли алкоголь (наркотические вещества) для поднятия тонуса утром или с похмелья?

Интерпретация результатов теста

Общая сумма 2 балла или больше означает клинически значимое злоупотребление алкоголем.

Пусть результаты теста заставят вас задуматься и принять единственно верное решение.

Будьте здоровы. Дорожите здоровьем, чувствами ваших близких. Стройте планы, стремитесь осуществлять их. Правильный отдых, переключение с одного вида деятельности на другой, общение с близкими – это залог ЗДОРОВЬЯ. Не ищите в спиртном выход, не считайте спиртное панацей от жизненных проблем. Никому алкоголь не принес здоровья, достатка.

Читайте также:  Хамон состав

Усомниться в этом позволяют некоторые чисто житейские наблюдения. Да, употребление алкогольных изделий в день праздника действительно создаёт впечатление об их веселящем действии. Но вот те же люди выпили на поминках, и никто из них не смеётся. Другой пример — ребёнок случайно выпил спиртное, но он явно страдает от отравления, а не веселится. Почему получается, что приписываемое алкоголю веселящее действие проявляется в одних ситуациях и не проявляется в других?

Ещё больше усомниться в существовании «алкогольного веселья» позволяют опыты по употреблению спиртного в условиях «чистого эксперимента».

Опыт первый. Взрослым мужчинам вводили раствор этилового спирта внутривенно, не предупреждая о том, какое вещество введено, и просили описать свои ощущения. Все испытуемые описывали свои ощущения как неприятные (сонливость, тошнота и т. п.). В том случае, если испытуемых предупреждали о том, что введён спирт, они вели себя сообразно своим представлениям о том, как должен вести себя пьяный человек, — начинали плоско шутить, старались демонстрировать окружающим, что им очень весело.

Опыт второй. Большую группу подростков в возрасте от 14 до 18 лет попросили описать состояние, возникшее у них после первого в жизни приёма спиртного. Описания были такие: «… появилось жжение в пищеводе и в желудке, стало подташнивать, появились позывы на рвоту… расстроилось внимание, захотелось спать… такое ощущение, будто ударили чем-то мягким по голове… как будто надышался угарным газом». Никто не ответил, что ему сразу стало весело — ни один подросток. Более того, все недоумевали — почему же люди пьют? Многие выражали сожаление, что «раз все пьют — придётся привыкать к спиртному».

Опыт третий. Взрослых здоровых (без признаков алкоголизма) мужчин тоже попросили описать ощущения от приёма спиртного в условиях, исключающих общение. Испытуемым предлагалось выпить любую дозу предпочитаемого спиртного изделия в одиночестве, при этом фиксировать — на какой минуте какое ощущение появилось. Взрослые описывали своё состояние теми же словами, что и подростки, никто не сказал, что ему стало весело. Испытуемыми выражалось явное недоумение — почему же в компании пьяным весело, а в одиночестве — нет?

Опыт четвёртый. Употребить алкоголь в тех же условиях предложили больным хроническим алкоголизмом (на что они очень охотно соглашались). У части больных было отмечено повышение настроения — у тех больных, которые ранее перенесли тяжёлую травму головы, менингит, энцефалит; в общем, у больных с дефектом головного мозга. Все остальные веселья не отмечали, хотя и напивались, как минимум, до средней степени опьянения. Недоумение результатами опыта тоже было, но выражалось по-другому: испытуемые обвиняли экспериментатора в том, что он «что-то добавил в водку».

Если в результате исследования выявляется, что «вещество X» в условиях чистого эксперимента даёт у некоего индивидуума «Эффект № 1», а в условиях воздействия на индивидуума группы лиц — отличающийся от первого «Эффект № 2», то неизбежно делается вывод, что «Эффект № 2» является внушённым индивидууму группой. Тот же вывод приходится сделать и в отношении алкоголя на основании вышеописанных опытов — сам по себе алкоголь не обладает веселящим действием.

Действительно, с научной точки зрения собственное действие алкоголя складывается из трёх компонентов: рефлекторного, токсического и наркотического.

Рефлекторное действие проявляется тем, что от раздражения спиртными изделиями слизистой оболочки рта, пищевода, желудка расширяются (реже сужаются) кровеносные сосуды лица и головы, поэтому лицо краснеет или бледнеет, появляется головокружение, ощущение тошноты, рвота. Механизм рефлекторного действия алкоголя можно сравнить с механизмом действия горчичника, когда от раздражения кожных покровов расширяются не только кровеносные сосуды кожи в месте раздражения, но и сосуды внутренних органов, часто довольно далеко отстоящих от этой зоны.

Токсическое (отравляющее) действие проявляется в виде головокружения, смены покраснения лица бледностью и, наоборот, ощущений расстройства памяти, внимания, мышления, появления вялой («тупой») мимики и др.

Наркотическое действие алкоголя складывается из понижения возбудимости нервной системы, снотворного и обезболивающего эффектов.

Те компоненты действия алкоголя, которые теоретически можно назвать полезными (обезболивающий эффект, например), выражены незначительно по силе и кратки по времени. Бесспорно, что они уступают соответствующим эффектам лекарственных препаратов, да ведь и лекарство здоровому человеку принимать ни к чему. Откуда же появилась убеждённость людей в том, что без вина праздник — не праздник? Чтобы ответить на этот вопрос, придётся заглянуть в историю.

История появления вина в жизни человечества освещена достаточно подробно. В общем, вино появилось из-за незнания способов хранения фруктов. Фрукты, оставленные на хранение без всякой предварительной обработки, выделяли сок. Сок, естественно, бродил, но его продолжали использовать в питании, так как на изобилие свежей пищи рассчитывать не приходилось.

Тогда люди и познакомились с действием алкоголя — с его способностью вызывать сон, немного приглушать боль, а также с его способностью вызывать отравление — рвоту, головокружение, расстройство точных движений и походки. Однако из-за обезболивающего и усыпляющего эффектов алкоголь стали считать полезным и использовали в качестве лекарства. Как средство для наркоза алкоголь «не сдавал позиций» до XIX века (когда появился наркоз эфирный), и только в XIX веке развивающаяся медицинская наука позволила полностью отказаться от алкоголя как лекарства — к тому времени преобладание вреда в действии алкоголя ни у кого сомнений не вызывало.

Объяснение «пользы» алкоголя у первобытного человека могло быть только религиозно-мистическим. Считалось, что в вине живёт добрый дух, который помогает выжить раненым (именно при ранениях, для предупреждения развития болевого шока алкоголь чаще всего и использовали). В дальнейшем обожествление вина становилось всё более явным и даже перешло в христианскую религию, где в некоторых обрядах вино играет роль «крови Христовой».

Отождествление вина с кровью — очень важный момент. Впервые оно началось в обрядах братания через кровь. Такой варварский обряд, как надрезание ладоней и взаимное слизывание крови, был, что и говорить, неприятным. Легко проследить, как в истории цивилизации обряды становятся всё гуманнее — так, человеческие жертвоприношения сменились приношением в жертву животных, а затем и символов — только изображений животных. То же в обряде братания — цветом кровь и вино схожи, мистическая «жизненная сила» приписывалась и крови, и вину, так что обряд братания через кровь сменился у желающих заключить мир обрядом взаимоугощения вином. После совершения обряда полагалось по ритуалу веселиться, петь, танцевать — ведь заключен мир! А если заключали мир вожди враждующих племён, то пили вино и веселились все члены племени.

Вот так человечеством и была сделана грандиозная ошибка — неприятные ощущения, вызываемые алкоголем, стали восприниматься как сигнал к началу веселья, к началу дружеского и дружелюбного общения.

Казалось бы, ситуация парадоксальная — неприятные ощущения, вызываемые алкоголем, воспринимаются как приятные. Но ничего странного в этом нет. В лаборатории И. П. Павлова, например, был проделан такой опыт: собаке причиняли боль и сразу после этого давали корм. Через некоторое число повторений собака отвечала на боль радостью, искала кормушку. Но такая реакция оставалась только в условиях лаборатории, в любых других условиях собака отвечала на боль как обычно — рычала, кусалась.

Читайте также:  Медцентр им пирогова на нижней первомайской

Примерно то же и у людей. Неприятные ощущения от отравления алкоголем связаны в сознании человека с праздничной ситуацией, с ожиданием удовлетворения потребности в неформальном, дружеском общении. Вне праздника, вне общения симптомы опьянения воспринимаются так, как и должны восприниматься — как неприятные. Это мы и можем наблюдать при употреблении спиртного в условиях чистого эксперимента, когда даже алкоголики в большинстве случаев не получали удовольствия от одного алкоголя. Только у самых дефектных больных ориентировка на старые, не соответствующие реальности знания оказалась настолько сильной, что ложная связь «алкоголь — веселье» не разрушилась. Понятно также, почему дети и подростки при первом употреблении спиртного относятся к нему отрицательно, а взрослые при этом улыбаются: «Он ещё не понимает!» Чего же не понимает ребёнок? Да он просто верит своим ощущениям, он ещё не привык ориентироваться на общественное мнение. Ему плохо — он так и говорит, и чем больше общественное мнение внушает ему: «Если выпьешь — будет весело», тем тяжелее переживается отравление алкоголем. Увы, в данном случае взрослый глупее ребёнка, поскольку старается перебороть себя, лишь бы не оказаться «не таким, как все» и не выпасть из группы.

Но дело не только в этом. Собственное усыпляющее действие алкоголя тоже играет немалую роль в формировании мнения об «алкогольном веселье», и вот каким образом. Это действие в первую очередь сказывается на самых развитых отделах головного мозга, тех, которые отвечают за интеллект, способность к полноценному общению — то есть за уровень культуры человека. Тогда в группе, состоящей из людей с разными, но достаточно близкими уровнями культуры, употребление алкоголя приводит к сближению этих уровней на более низкой ступени. А это, в свою очередь, вызывает ложное ощущение «лёгкости общения». В самом деле, у всей группы запас слов и выбор тем для разговора становится одинаково малым и примитивным, вот и получается: выпили — разговорились. Этому, конечно, способствует и почти неосознаваемая символика «алкогольного братства», идущая всё от того же обряда братания через кровь.

Вышеприведённые знания опровергают «концепции любителей выпить» весьма однозначно и эффективно. В самом деле, если алкоголь не веселит, то зачем же его пить? И суть дела не меняется при любом, внешне даже самом «культурном» пьянстве: пьянство на банкете оказывается столь же нелепым, как и пьянство в подворотне. Эти знания особенно хорошо усваивают молодёжные (даже подростковые) аудитории — у них «стаж» знакомства с алкоголем и подчиняемость «алкогольным традициям» наименьшие, а способность к принятию новых и нестандартных знаний — наибольшая. Первое же употребление спиртного полностью подтверждает истинность того, о чём им сообщали — опьянение неприятно. После этого лозунг «Трезвость — норма жизни!» становится в их глазах не просто лозунгом, а строго научным выводом. Мнение взрослых аудиторий при систематической работе также удаётся изменить, поскольку данная информация всегда воспринимается с интересом.Можно привести ещё множество аргументов, научно – статистических сведений, свидетельствующих о надуманности утверждения о пьяном веселье. Ясно одно: алкогольная эйфория — это миф, созданный в сознании людей алкогольной пропагандой.

Тем, кто пожелает использовать эти знания в своей пропагандистской работе, советую прочесть «Методические рекомендации в помощь лектору, преподавателю народного университета по проведению антиалкогольной пропаганды среди учащихся общеобразовательных школ» (авторский коллектив — А. П. Сугоняко, В. И. Пашов, Г. П. Рехлова), изданные в Красноярске в 1985 году.

Первый и самый сложный вопрос, с которым приходится сталкиваться пропагандистам трезвости, это вопрос о причинах употребления алкоголя. Считается, что алкоголь употребляют из-за его веселящего действия — отсюда и классическая фраза пьющих: «Пусть проживу меньше — зато весело!» А весело ли?

Усомниться в этом позволяют некоторые чисто житейские наблюдения. Да, употребление алкогольных изделий в день праздника действительно создаёт впечатление об их веселящем действии. Но вот те же люди выпили на поминках, и никто из них не смеётся. Другой пример — ребёнок случайно выпил спиртное, но он явно страдает от отравления, а не веселится. Почему получается, что приписываемое алкоголю веселящее действие проявляется в одних ситуациях и не проявляется в других?

Ещё больше усомниться в существовании «алкогольного веселья» позволяют опыты по употреблению спиртного в условиях «чистого эксперимента».

Опыт первый. Взрослым мужчинам вводили раствор этилового спирта внутривенно, не предупреждая о том, какое вещество введено, и просили описать свои ощущения. Все испытуемые описывали свои ощущения как неприятные (сонливость, тошнота и т. п.). В том случае, если испытуемых предупреждали о том, что введён спирт, они вели себя сообразно своим представлениям о том, как должен вести себя пьяный человек, — начинали плоско шутить, старались демонстрировать окружающим, что им очень весело.

Опыт второй. Большую группу подростков в возрасте от 14 до 18 лет попросили описать состояние, возникшее у них после первого в жизни приёма спиртного. Описания были такие: «… появилось жжение в пищеводе и в желудке, стало подташнивать, появились позывы на рвоту… расстроилось внимание, захотелось спать… такое ощущение, будто ударили чем-то мягким по голове… как будто надышался угарным газом». Никто не ответил, что ему сразу стало весело — ни один подросток. Более того, все недоумевали — почему же люди пьют? Многие выражали сожаление, что «раз все пьют — придётся привыкать к спиртному».

Опыт третий. Взрослых здоровых (без признаков алкоголизма) мужчин тоже попросили описать ощущения от приёма спиртного в условиях, исключающих общение. Испытуемым предлагалось выпить любую дозу предпочитаемого спиртного изделия в одиночестве, при этом фиксировать — на какой минуте какое ощущение появилось. Взрослые описывали своё состояние теми же словами, что и подростки, никто не сказал, что ему стало весело. Испытуемыми выражалось явное недоумение — почему же в компании пьяным весело, а в одиночестве — нет?

Опыт четвёртый. Употребить алкоголь в тех же условиях предложили больным хроническим алкоголизмом (на что они очень охотно соглашались). У части больных было отмечено повышение настроения — у тех больных, которые ранее перенесли тяжёлую травму головы, менингит, энцефалит; в общем, у больных с дефектом головного мозга. Все остальные веселья не отмечали, хотя и напивались, как минимум, до средней степени опьянения. Недоумение результатами опыта тоже было, но выражалось по-другому: испытуемые обвиняли экспериментатора в том, что он «что-то добавил в водку».

Если в результате исследования выявляется, что «вещество X» в условиях чистого эксперимента даёт у некоего индивидуума «Эффект № 1», а в условиях воздействия на индивидуума группы лиц — отличающийся от первого «Эффект № 2», то неизбежно делается вывод, что «Эффект № 2» является внушённым индивидууму группой. Тот же вывод приходится сделать и в отношении алкоголя на основании вышеописанных опытов — сам по себе алкоголь не обладает веселящим действием.

Действительно, с научной точки зрения собственное действие алкоголя складывается из трёх компонентов: рефлекторного, токсического и наркотического.

Рефлекторное действие проявляется тем, что от раздражения спиртными изделиями слизистой оболочки рта, пищевода, желудка расширяются (реже сужаются) кровеносные сосуды лица и головы, поэтому лицо краснеет или бледнеет, появляется головокружение, ощущение тошноты, рвота. Механизм рефлекторного действия алкоголя можно сравнить с механизмом действия горчичника, когда от раздражения кожных покровов расширяются не только кровеносные сосуды кожи в месте раздражения, но и сосуды внутренних органов, часто довольно далеко отстоящих от этой зоны.

Читайте также:  Клайра забыла выпить таблетку

Токсическое (отравляющее) действие проявляется в виде головокружения, смены покраснения лица бледностью и, наоборот, ощущений расстройства памяти, внимания, мышления, появления вялой («тупой») мимики и др.

Наркотическое действие алкоголя складывается из понижения возбудимости нервной системы, снотворного и обезболивающего эффектов.

Те компоненты действия алкоголя, которые теоретически можно назвать полезными (обезболивающий эффект, например), выражены незначительно по силе и кратки по времени. Бесспорно, что они уступают соответствующим эффектам лекарственных препаратов, да ведь и лекарство здоровому человеку принимать ни к чему. Откуда же появилась убеждённость людей в том, что без вина праздник — не праздник? Чтобы ответить на этот вопрос, придётся заглянуть в историю.

История появления вина в жизни человечества освещена достаточно подробно. В общем, вино появилось из-за незнания способов хранения фруктов. Фрукты, оставленные на хранение без всякой предварительной обработки, выделяли сок. Сок, естественно, бродил, но его продолжали использовать в питании, так как на изобилие свежей пищи рассчитывать не приходилось.

Тогда люди и познакомились с действием алкоголя — с его способностью вызывать сон, немного приглушать боль, а также с его способностью вызывать отравление — рвоту, головокружение, расстройство точных движений и походки. Однако из-за обезболивающего и усыпляющего эффектов алкоголь стали считать полезным и использовали в качестве лекарства. Как средство для наркоза алкоголь «не сдавал позиций» до XIX века (когда появился наркоз эфирный), и только в XIX веке развивающаяся медицинская наука позволила полностью отказаться от алкоголя как лекарства — к тому времени преобладание вреда в действии алкоголя ни у кого сомнений не вызывало.

Объяснение «пользы» алкоголя у первобытного человека могло быть только религиозно-мистическим. Считалось, что в вине живёт добрый дух, который помогает выжить раненым (именно при ранениях, для предупреждения развития болевого шока алкоголь чаще всего и использовали). В дальнейшем обожествление вина становилось всё более явным и даже перешло в христианскую религию, где в некоторых обрядах вино играет роль «крови Христовой».

Отождествление вина с кровью — очень важный момент. Впервые оно началось в обрядах братания через кровь. Такой варварский обряд, как надрезание ладоней и взаимное слизывание крови, был, что и говорить, неприятным. Легко проследить, как в истории цивилизации обряды становятся всё гуманнее — так, человеческие жертвоприношения сменились приношением в жертву животных, а затем и символов — только изображений животных. То же в обряде братания — цветом кровь и вино схожи, мистическая «жизненная сила» приписывалась и крови, и вину, так что обряд братания через кровь сменился у желающих заключить мир обрядом взаимоугощения вином. После совершения обряда полагалось по ритуалу веселиться, петь, танцевать — ведь заключен мир! А если заключали мир вожди враждующих племён, то пили вино и веселились все члены племени.

Вот так человечеством и была сделана грандиозная ошибка — неприятные ощущения, вызываемые алкоголем, стали восприниматься как сигнал к началу веселья, к началу дружеского и дружелюбного общения.

Казалось бы, ситуация парадоксальная — неприятные ощущения, вызываемые алкоголем, воспринимаются как приятные. Но ничего странного в этом нет. В лаборатории И. П. Павлова, например, был проделан такой опыт: собаке причиняли боль и сразу после этого давали корм. Через некоторое число повторений собака отвечала на боль радостью, искала кормушку. Но такая реакция оставалась только в условиях лаборатории, в любых других условиях собака отвечала на боль как обычно — рычала, кусалась.

Примерно то же и у людей. Неприятные ощущения от отравления алкоголем связаны в сознании человека с праздничной ситуацией, с ожиданием удовлетворения потребности в неформальном, дружеском общении. Вне праздника, вне общения симптомы опьянения воспринимаются так, как и должны восприниматься — как неприятные. Это мы и можем наблюдать при употреблении спиртного в условиях чистого эксперимента, когда даже алкоголики в большинстве случаев не получали удовольствия от одного алкоголя. Только у самых дефектных больных ориентировка на старые, не соответствующие реальности знания оказалась настолько сильной, что ложная связь «алкоголь — веселье» не разрушилась. Понятно также, почему дети и подростки при первом употреблении спиртного относятся к нему отрицательно, а взрослые при этом улыбаются: «Он ещё не понимает!» Чего же не понимает ребёнок? Да он просто верит своим ощущениям, он ещё не привык ориентироваться на общественное мнение. Ему плохо — он так и говорит, и чем больше общественное мнение внушает ему: «Если выпьешь — будет весело», тем тяжелее переживается отравление алкоголем. Увы, в данном случае взрослый глупее ребёнка, поскольку старается перебороть себя, лишь бы не оказаться «не таким, как все» и не выпасть из группы.

Но дело не только в этом. Собственное усыпляющее действие алкоголя тоже играет немалую роль в формировании мнения об «алкогольном веселье», и вот каким образом. Это действие в первую очередь сказывается на самых развитых отделах головного мозга, тех, которые отвечают за интеллект, способность к полноценному общению — то есть за уровень культуры человека. Тогда в группе, состоящей из людей с разными, но достаточно близкими уровнями культуры, употребление алкоголя приводит к сближению этих уровней на более низкой ступени. А это, в свою очередь, вызывает ложное ощущение «лёгкости общения». В самом деле, у всей группы запас слов и выбор тем для разговора становится одинаково малым и примитивным, вот и получается: выпили — разговорились. Этому, конечно, способствует и почти неосознаваемая символика «алкогольного братства», идущая всё от того же обряда братания через кровь.

Вышеприведённые знания опровергают «концепции любителей выпить» весьма однозначно и эффективно. В самом деле, если алкоголь не веселит, то зачем же его пить? И суть дела не меняется при любом, внешне даже самом «культурном» пьянстве: пьянство на банкете оказывается столь же нелепым, как и пьянство в подворотне. Эти знания особенно хорошо усваивают молодёжные (даже подростковые) аудитории — у них «стаж» знакомства с алкоголем и подчиняемость «алкогольным традициям» наименьшие, а способность к принятию новых и нестандартных знаний — наибольшая. Первое же употребление спиртного полностью подтверждает истинность того, о чём им сообщали — опьянение неприятно. После этого лозунг «Трезвость — норма жизни!» становится в их глазах не просто лозунгом, а строго научным выводом. Мнение взрослых аудиторий при систематической работе также удаётся изменить, поскольку данная информация всегда воспринимается с интересом.

Можно привести ещё множество аргументов, научно – статистических сведений, свидетельствующих о надуманности утверждения о пьяном веселье. Ясно одно: алкогольная эйфория — это миф, созданный в сознании людей алкогольной пропагандой.

Тем, кто пожелает использовать эти знания в своей пропагандистской работе, советую прочесть «Методические рекомендации в помощь лектору, преподавателю народного университета по проведению антиалкогольной пропаганды среди учащихся общеобразовательных школ» (авторский коллектив — А. П. Сугоняко, В. И. Пашов, Г. П. Рехлова), изданные в Красноярске в 1985 году.

Сергей Горин,

врач, г. Канск, 1987 год

Ссылка на основную публикацию
Эзофагит народные методы лечения
В природе есть лекарства от любого недуга, а народная медицина вобрала в себя многовековой опыт применения природных компонентов в терапии...
Шишка на задней стенке влагалища
Влагалище — орган женской репродуктивной системы, который представляет собой канал, соединяющий шейку матки с вульвой (наружными женскими половыми органами). Его...
Шишка на затылке у основания черепа
Причиной шишки на затылке могут быть травмы, кисты, жировые отростки, воспаленные волосяные фолликулы, и костные шпоры. В некоторых случаях –...
Эзофагогастродуоденоскопия что это такое расшифровка
ЭЗОФАГОГАСТРОДУОДЕНОСКОПИЯ (ЭГДС) · Что такое эзофагогастродуоденоскопия? Эзофагогастродуоденоскопия (или сокращенно гастроскопия, ЭГДС) это эндоскопическое исследование, которое позволяет осмотреть внутренний просвет и...
Adblock detector